ГлавнаяАналитика и новостиПо следам миллиардеров. Какие акции покупать после публикации списка Forbes
Алексей Голубович CIO, главный стратег, управляющий директор

По следам миллиардеров. Какие акции покупать после публикации списка Forbes

Стоит ли инвестировать в компании, управляемые лидерами рейтинга? На какие характеристики компаний и их владельцев ориентироваться, выбирая активы для инвестиций?

Рейтинги самых богатых людей страны и мира доставляют все больше неудобств их участникам. Крупные собственники вызывают неприязнь и в сильно полевевших развитых странах, и в бедных развивающихся. У политиков и налоговиков рейтинги вызывают желание заставить рекордсменов делиться, повысить им налоги и даже отобрать бизнес. Часто рейтинги политизируют, упуская из виду анализ причин роста или снижения состояний. Ведь капитал инвестора может расти на созданном Центробанком пузыре или на сырьевом буме, на освоении бюджетных расходов или на спекулятивном carry trade (разнице ставок между странами).

В 2016 году экономика большинства стран росла медленно, но низкие ставки способствовали росту фондовых рынков. Процентная и дивидендная доходность инвестиций была невысокой. Рост вложений самых консервативных инвесторов был близок к нулю. Фактически не осталось стран, где выросли цены на недвижимость и арендные доходы. Ряд отраслей продолжал испытывать спад спроса и прибылей. Поэтому в развитых странах прирост состояний происходил на фондовых рынках, то есть благодаря действиям ФРС США и ЕЦБ.

В каких отраслях рос бизнес в США? Нетрудно заметить, что в абсолютном выражении за год больше обогатились те, кто занимал высшие позиции в рейтингах ранее и имел основные активы в публичных компаниях с растущей капитализацией. Большинство — американцы из IТ-индустрии и интернет-бизнеса, в их числе Билл Гейтс (рост акций Microsoft в 2016 году — 12%), Джефф Безос (Amazon — 11%), Марк Цукерберг (Facebook — 10%). Даже при незначительном росте акций компаний с капитализацией в сотни миллиардов их основные акционеры получили рост состояний в миллиардах. Среди таких — Ларри Эллисон (рост Oracle — 5%), Ларри Пейдж и Сергей Брин (Google — 2%). Вне США в этом же сегменте больше всего выросли состояния у тех, кто удачно скопировал американскую модель, как, например, Джек Ма (рост Alibaba составил 8%). Второй номер в списке Forbes Уоррен Баффет — единственный, кто существенно увеличил состояние за счет профессионального управления диверсифицированным портфелем (рост на 23% за год).

Намного меньше в США заработали инвесторы в фармацевтику и биотех (падение капитализации компаний этих секторов в среднем — 4% и 22% соответственно), здравоохранение (минус 4,7%). Пострадали миллиардеры из сектора розничной торговли (минус 2,7%). У последних рабочие места, доходы и капитализацию отнимает Amazon. Не заработали на капитализации крупные инвесторы в секторе недвижимости, так как рост цен на жилую недвижимость в США прекратился, а коммерческая уже снижается. Интересно также, что металлургическая и горнодобывающая промышленность (особенно железная руда, медь, уголь), пережившие в конце 2015 — начале 2016 года глубокое падение прибылей, во II полугодии 2016 года увеличили капитализации в два раза и более. Но в абсолютных величинах это не сильно отразилось на участниках-американцах, а стоимость большинства компаний в этих отраслях остается ниже, чем до кризиса 2008–2009 годов. Энергетические компании США выросли в 2016 году более чем на 23%. Но ситуация остается непростой как в сланцевом секторе (долги, высокая стоимость добычи), так и среди крупных ВИНК, где растут капиталовложения при невысоких ценах энергоносителей.

В России прирост капитала участников рейтингов имеет традиционно иную, чем в США и большинстве стран, отраслевую структуру. Нефть — источник богатства не только государства, но и ряда граждан. Акции «Лукойла» выросли на 70%, а «Роснефть» удвоилась. «Сургутнефтегаз» по обыкновенным акциям в нуле, а по привилегированным даже подешевел. Наиболее ощутимо выросли акции компаний в металлургии: у «Северстали» Алексея Мордашова F 2 — на 82% , у «Евраза» — на 203%, у НЛМК Владимира Лисина F 3 — на 119% и на 33% — у «Норильского никеля» Владимира Потанина F 8. При этом сам российский фондовый рынок вырос в долларовом выражении на 52%. Хороший рост показал Сбербанк, который почти удвоился, а банк Олега Тинькова F 79 почти утроился. Но этим все достижения в банковской капитализации и ограничиваются, особенно если судить по количеству закрытых и разорившихся банков. В сфере телекоммуникаций и интернета, где преобладают компании с частными контролирующими акционерами, рост показал только «Яндекс» F 120 (на 90%). «Мегафон» F 7, Mail.Ru F 179, а также «Вымпелком» — в конце списка по росту капитализации. Примерно такая же картина в розничной торговле — капитализация «Магнита» F 3 за год не увеличилась.

Стоит ли инвестировать в компании, управляемые рекордсменами? Конечно, нет явной взаимосвязи между ростом богатства одних и падением других в прошлом году и тем, что будет дальше. Но все же стоит избегать бумаг, которые выросли или выжили за счет низких процентных ставок. В первую очередь это телекоммуникационные и сырьевые компании во всех странах мира, китайские девелоперы, лидеры рынка интернет-услуг, не приносящих текущей прибыли. Нужно искать будущие истории роста в производственном секторе, в том числе в США, среди тех, у кого наилучшие шансы роста прибыли в случае успеха налоговой реформы Дональда Трампа. И там, где существует ориентация на внутренний рынок США, возможно, это средний бизнес. Глобальному американскому бизнесу не так важен внутренний рынок США, как рост за границей, где налоги ниже, а продажи при слабом долларе лучше. Ряд крупных технологических компаний США, например Apple, боится реформ Трампа из-за перераспределения налоговой нагрузки не в их пользу. Они считают, что протекционизм, выгодный для многих американских компаний, ударит по тем, кто имеет максимальные доли на европейских и азиатских рынках. Google, Facebook вряд ли первыми подешевеют, в их пользу — долгосрочные тренды, низкий долг, перспектива роста дивидендов или buyback на репатриации прибылей. Но те, кто много производит и закупает в Азии, потеряют.

Финансовый сектор США будет дорожать на росте ставок ФРС, но если случится рецессия, то крупные банки снова накроет волна роста доли плохих активов. А в других странах — от еврозоны до России — эта проблема уже дает о себе знать. Рост благосостояния будет заметен в частном бизнесе, который постарается активно выходить на биржу в этом году (как это сделал недавно Snapchat и пытается сделать Uber). Поэтому число миллиардеров увеличится. Но с ними точно не надо идти вместе и долго — лучше продавать эти акции после IPO. В России в этом смысле посоветовать нечего. Разместить новые акции могут успеть только отдельные госкорпорации. Поэтому если инвестировать в российские акции вместе с лидерами рейтинга, то стоит ориентироваться на тех, кто лучше всех управляет бизнесом, как «Новатэк», или недооценен по временным неэкономическим причинам, как «Норильский никель».

акции, активы, инвестиции

Читайте также

Комментарий Ответ за хакеров: как очередные санкции повлияют на рубль и банки Алексей Голубович

Американские сенаторы вводят новые ужесточения на фоне трудного положения на рынке — иностранцы владеют третью рынка ОФЗ, а рубль переоценен на 10-12%

рубль, ЦБ, облигации, санкции

Комментарий Обречены на рецессию: почему программа Алексея Кудрина малоприменима Алексей Голубович

В отсутствии потребительского или инвестиционного спроса на сбережения граждан страна обречена на рецессию и это ясно любому макроэкономисту

реформы, рубль, Россия

Комментарий Импичмент Трампа: почему он может повлиять на курс рубля Алексей Голубович

Связи президента США с русскими могут изменить вектор движения валют развивающихся рынков